Мара: Эти песни касаются только тех, на чьей стороне правда!

Мара выпустила альбом «Война и Мир». Гуру Кен поговорил с Марой о войне, мире, Донбассе, Крыме и русской ментальности.

Рецензию на «Войну и Мир» можно почитать здесь. Альбом мощный, противоречивый и трепетный, как струна. Если для Украины, погруженной в войну, это вполне привычная характеристика для многих творений, то для ее визави России - это почти исключение. Мара сделала в новом альбоме больше, чем музыкант, - она создала свой мир, в котором есть герои и предатели, мужчины и... не совсем.

С Марой и ее менеджером Капитолиной Деловой побеседовал Гуру Кен. Точки зрения отчаянно не совпадали, но прояснить позицию и сохранить взаимоуважение к разным мнениям уж точно получилось. Уникальный разговор, звенящий диалог.

Мара

- Выход именно такого альбома стал для меня приятной неожиданностью. Многие ездят в Донбасс, многие поют про героев войн, - но таких цельных высказываний о Герое как таковом нет. Что должно было произойти, чтобы у Мары вышел именно такой альбом?

- Все песни, кроме «Беды», написаны с мая 2014 по март 2015 года. Последние строки дописывались даже в мае 2015 года. То есть альбом записан за год. Да и «Беда» ни в один альбом не входила, хотя ротировалась. А в этот альбом органично вошла, потому что в тему войны, борьбы, мира она совершенно точно легла. Все песни объединены концепцией Войны. Войны в этом альбоме вышло больше, чем Мира.

- В Донбассе вы были, кажется, а в Сирию не ездили?

- Мы были на Донбассе в марте 2014 года, за месяц до начала войны там. Майданы тогда только-только происходили. У нас был тур по нескольким городам Украины, но Киев мы из тура исключили сразу после бойни на Майдане. Еще ничего не было понятно, но там пролилась кровь, и играть концерт в этой ситуации — безумие. А в Донецке мы играли 1 марта. В Севастополе мы оказались за две недели до референдума о присоединении к России. И впечатления остаются до сих пор. Когда узнавали, что мы из России, тетушки на улицах к нам подходили и спрашивали: «Вы же нас не бросите?» Мы оказались в поле огромного эмоционального накала. Эта волна ощущалась очень остро, так же, как и в Донецке. Многотысячные митинги на улицах, одни за, другие против… Еще не было понятно, что происходит, кроме одного — происходит страшная жесть. Организаторы концертов нас отговаривали ходить в толпу, но мы хотели посмотреть своими глазами на то, что происходит. Конечно, в толпе были профессиональные провокаторы, в том числе с российской стороны. Но общее настроение было очевидно — люди делятся на своих и чужих.

На концерте тоже было странно. Из зала велась прямая онлайн-трансляция. Так вот, она обрывалась каждый раз после каждой песни. Все, что я говорила между песнями, - не транслировали. А я говорила, разговаривала с людьми. Спрашивала, хотите ли вы быть с Украиной или с Россией? Чего вы сами хотите? И в Донбассе зал делился поровну — одни кричали «За Россию!», другие кричали про провокацию. В конце концов я отдала свой микрофон залу, попросила говорить, что они думают. И люди говорили. Все это было еще до начала войны.

- С этих впечатлений началась работа над альбомом «Война и Мир»?

- Да, именно. Первой появилась песня «Будет так», сразу после майской трагедии в Одессе. «Может ли огонь сжечь огонь?» - это оттуда. Я смотрела в интернете на происходящее там, и три дня не могла отойти от шока.

Если на русских людей на Донбассе (а их там безусловное большинство) начинается атака, нападение, они же будут себя защищать, как сделали бы любые другие. Будут защищать свою землю, своих родных, свои дома, свою территорию. Самое печальное, что нападают на них свои же славяне…

- Русские тоже нападают. В АТО участвует много русских.

- И русские попадаются тоже. Одна народность – славяне – уничтожают друг друга. Этот парадокс — самое трагичное в этой ситуации. Одна сторона считает себя вправе напасть, другая не видит выхода, кроме как защищаться. Это их земля.

У меня в 30 км от границы с Луганской областью живет немало родственников. Я там проводила каникулы каждое лето. Когда все началось, туда хлынул поток беженцев. И я в курсе, как и что там происходит, что рассказывают приехавшие.

А вот в Сирию мы не ездили, там выступают артисты, наверное все же ангажированные. Министерством обороны или еще какими структурами. Просто так же вряд ли туда можно взять и поехать спеть нашим мужикам, летчикам. Но песня «Мегиддо», написанная о предсказанных событиях на Ближнем Востоке, родилась у меня после того, как я сама походила по Мегиддо. Это долина и холм на ней, гора. Уже работая над альбомом в ноябре 2014 года, мы специально поехали в Израиль, чтобы побывать на горе Мегиддо, описанной в пророчествах Иоанна Богослова. Побывать на месте Армагеддона. В музее Израиля хранятся Кумранские свитки, священные древние писания, среди которых военный трактат о последней битве сынов Света против сынов Тьмы с подробным описанием этих военных действий. Это и есть Армагеддон, произносится как Хар Мегидо, гора Мегиддо. Наполеон считал долину Мегиддо идеальной площадкой для битвы, идеальным полем боя, там он разбил османов, турок, кстати. По преданиям, именно там должна произойти последняя битва на Земле. И вот сейчас рядом с Мегиддо идет большая заварушка, все увеличивающаяся в размерах, - Сирия, Вавилон, Персия… И она все приближается к Мегиддо…

Будет ли последняя битва, Армагеддон, Апокалипсис? Об этом — песня «Мегиддо». О войне не локальной, а космического и духовного порядка. Битва за любовь. Битва за души.

Кстати, когда приехали на место — попали на военные учения израильской армии. Над головой летали самолеты, вертолеты, слышались взрывы… Это показалось символичным.

- Такие песни должны больше нравиться мужчинам. Прибавилось на концертах мужской аудитории?

- Так и есть, альбом более понятен мужчинам. За исключением лирических песен «Внезапно» или «Галактика». Альбом абсолютно мужской. И он сознательно мужской, потому что для меня путь воина — мужской путь. Защищать, воевать — это мужская энергия. Роль женщины тоже важна, это мотивация для воина. Песня «Раненые города» о мотивации мужчины к защите своего будущего, к восстановлению разрушенных городов и возвращению домой к своей любви, за которую он сражается и готов умереть.

Альбом мужской по текстам, по построению фраз. Существительные и глаголы. Почти отсутствуют прилагательные. Суть — действие, суть — действие.

- То, что в альбоме не упоминаются конкретные войны, тот же Донбасс, - сознательно?

- Потому что хочется мыслить шире. Для меня этот альбом - не про политику. Альбом — о человеке, мужчине, обществе. Я закладывала в него и Великую Отечественную войну, и сегодняшние локальные войны (о том же Донбассе), и будущий Армагеддон.

- Легко спроецировать эти песни для воюющих на стороне сепаратистов на Донбассе. Но ведь легко спроецировать и на тех, кто воюет за целостность своей страны Украины?

- Многие так и делают. «Небеса равны для всех воинов», - поется в «Будет так». Это верно для обеих сторон. Кто погибнет, попадает на Суд Божий, там-то и происходит взвешивание деяний — кто прав, кто виноват. Там и решат, кто убивает нападая, а кто убивает защищая. В этом суть песен.

«Кто готов убить, тот готов спасти». Либо люди ведут войну, понимая, что они защищают свою землю. Либо понимая, что они агрессоры. И неважно, наемники они или искренне в это верят. Важно, что погибают дети и мирные люди. Разве люди Донбасса нападали на Киев и разрушали дома на Крещатике, там гибли дети? Или наоборот? Мне кажется, что именно наоборот. Эти песни касаются только тех, на чьей стороне правда. Для неправедных эти песни не применимы.

- Мирных людей убивают все-таки обе стороны.

- Нет, та, что нападает. В Мурманске на сопке стоит монумент русскому солдату Алеше. Город был разрушен, как Сталинград. 4 тонны бомб на одного жителя. Но город не был сдан. Такие, как Алеша, вгрызались в землю, но не пропускали фашистов. Они убивали при этом немцев. В большом количестве. Задумывались ли они в этот момент, нарушают какую-то заповедь или не нарушают, выйти ли на мирные переговоры уговорить немцев уйти или сдаться? Нет. Про таких людей мой альбом. Убийство — грех, и сложный выбор. На мой взгляд, убивающий защищая все же больше праведник. А убивающий разрушая - наоборот.

- Так можно далеко зайти. Получается, что когда в Великую Отечественную мы брали Польшу, Берлин — мы были неправедны?

- Не мы же напали на Германию, а она на нас. Мы воевали, пока не уничтожили фашизм. Можно долго рассуждать, кто был большее зло — Гитлер или Сталин. Но с точки зрения людей, на чью землю пришел враг, - мы защищали свою территорию. И действовали четко и понятно.

- Почему и спрашиваю. Мне-то показалось, что этот альбом не о войне и мире, а ключевой является фраза «герой или предатель». То есть альбом скорее о Герое. На войне есть герои и предатели с обеих сторон.

- Да, в первую очередь о выборе — герой или предатель. Герой и трус испытывают одинаковый страх. Но герой проявляет себя как герой, а трус — как предатель. Это альбом-призыв, который хочет от слушателя осознания — кем бы были они, окажись перед таким выбором. Чтобы слушатель задумался об этом.

Мара

- Можно спросить прямо? В донбасском конфликте ты на стороне Донецка и Луганска, или противоположной стороны?

- Конечно, на стороне Донецка и Луганска, потому что это их земля. Они на этой земле родились, выросли и только они будут решать, что будет происходить на их земле. Государственность там зародилась благодаря Российской империи, города были заложены при Екатерине и наших императорах. Донецкий угольный бассейн и вся промышленность Донбасса появились во времена, когда этот регион был стыком между Россией и Украиной, большая часть которой долгое время была Польшей. Это русская территория, в первую очередь. И люди сами будут определять свое будущее, как в Крыму.

- Означает ли это, что в любом регионе России, районе или микрорайоне тоже есть право на вооруженный мятеж против Москвы?

- Вооруженный мятеж на Донбассе был только со стороны Киева, когда они начали сбрасывать бомбы на жилые дома. Вот где мятеж!

- Это было скорее подавлением вооруженного мятежа.

- Но кто митинговал, кто был мятежником? О какой единой стране может идти речь, когда твой президент приказывает сбросить бомбу на твой дом? Защищаться — единственная реакция. Даже обычные люди, которые были ни на чьей стороне, - увидев, что его детей бомбят, резко задумались. Почему моих детей бомбят? И не Россия бомбит, а Киев. Солдаты, которые давали присягу защищать граждан, стреляют в своих граждан.

- Разве президент не имеет право на подавление мятежа? Как же Путин приказывал бомбить Грозный?

- Путин не бомбил мирный город. Это делал Ельцин. И это как раз та политика, которая была изменена.

Капа: Люди в Донбассе понимали, что если они не займут определенную позицию, их многовековые связи с Россией будут разорваны. Украина идет к агрессивному неприятию Россию, стремится разорвать все связи с Россией, уйти к Америке и Европе. Но люди в этом регионе совершенно не собирались этого делать! Пусть в Киеве промыли людям мозги, но в Донбассе это сделать невозможно. Слишком многое связывает с Россией, родственные узы. Донбасс должен быть как минимум отдельной страной.

- Может быть, украинцам надо решать это самим?

- Они не украинцы, они жители Донбасса. Это другая ментальность. Как крымчане ментально не украинцы.

- В России тоже много народов, ментально далеко от русских. Буряты, например. Дать им независимость?

- Буряты никуда не отделятся. У нас нет с ними ментальной конфронтации. А на Донбассе — есть, это искусственно приращенная территория Украины. Как и подаренный Украине Крым. Ты же сам ездишь в Крым.

- Езжу, но раньше там было добрее. И дешевле, и душевнее. Теперь все подорожало вдвое-втрое, и люди стали более агрессивны.

- Это просто переходный период. Все будет в порядке. Люди не ощущают себя украинцами, и это надо принять. Крым — русская, имперская земля. Не надо тут никакой политкорректности. Палестина кому принадлежит? А Израиль ставит проволоку и автоматчиков. Как реагирует на это мир? Никак. Россия должна защищать свою землю.

- Я совершенно равнодушен к праву донбассцев на мятеж. Пусть воюют, в конце концов, раз хочется. Но мне абсолютно не нравится, что там гибнут россияне, наши парни.

- Это их выбор. Они выбрали путь воина, это осознанный выбор, никто их палкой не загонял. Они выбрали свой способ защиты интересов Родины. Они выбрали свой путь. Ты же не идешь защищать интересы Родины, ты журналист, у тебя другая траектория…

- Я пойду защищать Родину, если надо. Но идти защищать Донбасс я не пойду ни при каких условиях. Или Францию, например.

- Это потому, что ты по ментальности не воин. Но если придет час X, ты пойдешь защищать Родину. И есть много людей, которые выбирают такой путь. Защищать интересы своей Родины в любой ситуации. И они будут воевать в Сирии, на Донбассе, где угодно. Где будет нужно Родину защищать. Каким-то людям этого не понять. Но у воинов есть мотивация, мужская мотивация — защищать.

- Если они посланы защищать на Донбассе Родину, то почему их хоронят тайком, без воинских почестей, в запечатанных гробах?

- Это то, за что стыдно! Потому что великая страна должна чтить своих героев. Если воюешь в Сирии — сразу тебе звездочки, ордена. А тут — стыдно. И все потому, что официально мы там не участвуем. Официально там только добровольцы, но и добровольцев нужно хоронить с почестями. Это неуважение к людям, защищающим интересы России.

- Мне казалось, что на Донбассе воюют те, кому повоевать хочется. Много уголовников, отставников не у дел… «Героев» Донбасса арестовывают за рейдерство в Москве...

- Такое может быть. Любая война привлекает, помимо людей с высокими идеалами, еще и негодяев. Война — это всегда бизнес, а где бизнес, там есть и нечистые люди. На чужой крови, на разрушениях темная сила зарабатывает. С обеих сторон, кстати.

Мы познакомились с моряками родом из Донбасса. Когда все началось, они все бросили и поехали воевать за Донбасс. Не для рейдерства, не чтобы карманы набить, - а чтобы Родину защитить. И у них самих в том мире четкое понимание — это продажный человек, ему доверять нельзя. А это — честный мужик, его нельзя купить, и мы за ним в бой пойдем. Эти моряки брали аэропорт Донецка, получили медали за это. Разговаривали с 19-летним снайпером — он весь мир видит через прицел, какое там рейдерство. Он пошел воевать, чтобы его девушку никто не убил, чтобы его дом никто не разрушил. Чтобы он мог спокойно жить.

- Получается, что в Киеве или Харькове люди как раз спокойно живут. А в Донецке — нет.

- Потому что на Киев никто не нападает. Ни Донецк, ни Порошенко, ни Россия. Нападают на Донецк. Была бы Россия агрессором, как они кричат на митингах, давно была бы Россия в Киеве. И никакого Порошенко, сидел бы он в тюрьме.

На Донбассе другая ментальность. Не смирится он с тем, что Россия вдруг объявлена чужой, врагом. Что Россия — чужбина. Вот в Харькове люди другие, там принцип — моя хата с краю, ничего не знаю. Даже у людей с русскими фамилиями. Дробление произошло не случайно, оно не искусственное. Там не могло быть иначе.

- Вернемся к музыке. Это ведь тексты диктовали такой жесткий звук аранжировок?

- И тексты, и внутреннее самоощущение. Альбом о войне должен быть жестким, минималистичным. Не украшенным, не прикрашенным, не раздутым. Он должен быть прямым, пружинистым и брутальным.

- Таким он и получился. Как сейчас появляются аранжировки?

- Я работала над ним со своими музыкантами на репетиционной базе. Предварительно я давала им материал, возможность подумать над своими партиями, отталкиваясь от текста. Уже была полностью сформированная мелодика, форма, гармонические решения, которые заложены уже на стадии демо. Каждый из музыкантов предлагал свои решения. Довольно быстро мы собрали все.

«Раненые города» сразу была готова к концертной фазе. На саундчеке перед концертом в Питере я дала музыкантам эту песню и сказала, что хочу сегодня же ее сыграть. Питер — это раненый город. Вот вам форма, вот слова — и быстро набрасываем песню. Из этого наброска практически получилась финальная аранжировка. Первые ощущения — очень ценны. Конечно, все потом дорабатывалось. Но никаких долгих раздумий не было. Все получилось концентрированно и достаточно легко. Каждую репетицию я записывала мультитреком, анализировала, и к следующей уже говорила, что конкретно мне нравится, а над чем надо бы поработать. Весь альбом записывался с теми же музыкантами, с которыми я играю этот тур. За исключением басиста.

Мара

- Песни из нового альбома сподвигают больше поговорить со зрителями?

- Конечно. Хочется сказать чуть больше, чем высказала в песнях — и больше говорю про новые песни. Старые песни и так все знают, любят, поют. Хочется акцентировать внимание на определенных вещах, и говорю я больше между новых песен.

- Тема войны цивилизационно емкая, много кто об этом писал и пел. Меня удивило, что в альбоме нет обилия отсылок — к Толстому или кому угодно. Хоть к Цою.

- Есть цитаты из Апокалипсиса, и их немало. «Цари всей Земли обитаемой. Держат щиты и рубины». Непрямая цитата, но обыгрывание. Есть Стеклянное море, которое упоминается в Библии, в «Мегиддо» вообще много отсылок к Иоанну Богослову. Задачи цитировать Льва Толстого у меня не было. Название «Война и Мир» - потому что происходит война в мире. У Толстого название писалось «Война и Мiр», а мiр — это не антитеза войне, а общество. У меня это тоже про войну внутри человека. Про человека, который входит на войну и выходит из войны. Альбом завершается акустической версией песни «Поле боя» на очень важных словах: «Поле боя покидают мудрые воины, покидают живые воины. Все будут стоять перед Богом, каждый будет просить за себя». Это замыкание в цикл — вход и выход из войны. В первую очередь — человек.

Альбом «Война и мир», как и у Толстого, про отсутствие смысла на войне для человека, одержимого жаждой наживы или рейдерскими захватами. Или честолюбием. Точнее, он есть, но предательский смысл. Истинный мотив и смысл появляется у человека, который поднимается на защиту своей земли, как у Толстого приходит Наполеон, и все выходят защищать свою Родину. Антивоенные настроения тут же сменяются пониманием, зачем они берут в руки оружие, кого они защищают. Патриотизм в смысле любви к земле своих отцов. И это — почти прямая отсылка к Толстому. Но я не любитель чужих цитат, мне своих слов хватает.

- Толстой относился неважно к войне, у него нет культа героя. А у Мары — есть.

- Толстой говорит исключительно о человеческой душе, у него мало Родины в романе. А у нас Родины много. Но и души много. Любовь к Родине — мотивация для человеческой души, которая выбирает путь воина. Это альбом о выборе. Ведь каждый может оказаться в ситуации выбора, и пока не окажется, он не подозревает о том, как на самом деле поступит.

Мне рассказывали те, кто воюет на Донбассе, что самое страшное на войне — не страх смерти. Привыкаешь ко всему — к смерти, к жизни в подвале или землянке, к крови. Самое страшное — это ощущать возможность того, что ты можешь взять и уйти. Тебя никто не обязал воевать. Ты сам сделал свой мужской выбор. Вот телефон в руках, ты выбросишь симку, садишься на автобус и через два часа в России. Никто не найдет и искать не будет. Ты не обязан. И тут соблазн, самое страшное. Взять и предать землю, на которой живут твои мать и отец. Страх искушения предательством — это самое страшное. Об этом песня «Десять направлений».

- И где сейчас тот, кто рассказывал?

- В море. Он моряк. Но если все снова начнется, он снова будет воевать.

- Кажется, что в России жителей Донбасса прячется уже больше, чем на самом Донбассе.

- Люди разные. Кто-то сбегает, кто-то воюет. Это выбор. В Ростове мне рассказывали, что беженцам предложили работу на местном сельхозперерабатывающем предприятии, зарплата как у местных. Те воспротивились — дескать, дайте нам зарплату в два раза больше, и квартиры в центре города, раз «вы на нас напали — вы нам обеспечьте». Но если «мы на вас напали», - то чего вы уехали в Ростов, а не в Киев? В Ростове два с половиной миллиона из Донбасса, и настроения — есть, пить, отдыхать за счет богатой России. Это выбор. Проще уехать в Россию, а ополченцы прикроют, чтобы не накрыло бомбой от своей же Украины. Зовут их работать в северные города — не хотят, там холодно, дайте нам работу в Москве и зарплату в 100 000, не меньше.

Но это не русская ментальность. В Донбассе такие тоже есть. А русские будут стоять за свой дом, воевать за свою Родину.

Этот альбом — о людях. Вот их стимул, их мотивация — земля. Они обязаны ее защищать. Они обязаны действовать. Альбом — об этом.

Гуру КЕН

Комментарии

Зачем брать интервью у этих

Зачем брать интервью у этих паскуд? Они поддерживают террористов, предали свою аудиторию. Продажные швали, мара теперь поет на байкерских тусовках, финансируемых из бюджета. Фаната от неё отвернулись, приличные фесты и клубы игнорируют. При подобных раскладах на Западе, карьера артиста заканчивается. Призываю бойкотировать всеми доступными средствами концерты этой певицы! Давайте себя уважать! Подобные певицы должны петь в подземных переходах.

Мара и её директор Деловая

Мара и её директор Деловая-Лукьянова омерзительные лесбы, предавшие свою аудиторию, за счет которой заработали себе на безбедную жизнь. Теперь это [вырезано] патриотки, любительницы родины за деньги и просто мрази. О людях, на которых эти паскуды заработали деньги, теперь деловая-Лукьянова говорит, что это мусор на её великой родине. Также обе мрази поддерживают террористов в лнр и днр. Маре перекрыли участие во всех значимых фестах и избегают приличные клубы. Теперь оно поёт на байкерских тусовках, финансируемых из бюджета. Мы должны сделать жёсткий байкот этим гнидам, не посещать концерты и не покупать диски. Мрази должны знать своё место и петь в подземных переходах. Давайте научимся уважать себя!

Люблю многие ее песни. Не

Люблю многие ее песни. Не ожидала от Мары. Потрясена. Цельная, вменяемая позиция, несмотря на давление тусовки. Ее позиция заслуживает уважения! Молодец!!!

ps неприятно затронула довольно агрессивная проукраинская позиция интервьюера

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Допустимые HTML-теги: <em> <strong><ul> <li><p><br><i><b>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.